СТАТЬИ

Борьба и хитрость vs. административный ресурс

Какие выборы в наши дни обходятся без использования административного ресурса? Пессимисты и оппозиционеры ответят: никакие. Оптимисты и власть предержащие тотчас же примутся возражать: это еще нужно доказать. Втягиваться в подобные дискуссии глупо, а главное бесполезно. Куда полезнее вспомнить, с какими «административными неприятностями» приходится сталкиваться на практике, и как с ними бороться. К тому же не за горами выборы в Государственную Думу. Оппозиционерам пора пополнить арсенал средств борьбы против административного ресурса (далее – АР), а власть предержащим, если они рассчитывают на АР, заранее подумать, какие ответные меры оппозиционерам у них имеются в запасе. Тем более что политическая определенность по поводу предстоящих выборов на данный момент отсутствует. Это и к лучшему, ведь так интересней.

Изобретательные умы российских чиновников готовы придумывать все новые способы работы с политическими оппонентами. В этом смысле инициатива – за ними. А пока они придумывают, остановимся на противодействии уже известным способам применения АР.

Существует две основных тактики противодействия любому АР: борьба и хитрость. Борьба – это когда вы принимаете вызов административной машины и ломаете ее. Хитрость – когда обращаете ее уловки против самой себя. Сочетание борьбы и хитрости дает конкретную стратегию противодействия АР в каждом конкретном случае. Это уже вопрос не методов, а вопрос системы. Каждый конкретный случай использования АР суть лишь выражение сложившейся системы. Понять ее и достойно ответить – вот одна из самых сложных задач. Главное – помнить: нет такого АР, который невозможно обмануть или победить.

Начать нужно с психологии, отношению к АР. Здесь есть два варианта, третьего не дано. Либо вы изначально ставите себя в позицию, когда любое использование против вас АР грозит серьезными последствиями. Причем абсолютно неожиданно для конкурента. Либо молчаливо наблюдаете, как на ваших глазах рейтинг «съедается» использованием АР. Можно, конечно, вести, кампанию не взирая на использование АР, быть «выше этого», одним словом, дистанцироваться. Но такое может позволить себе только тот, у кого административных возможностей на порядок больше.

Любой факт использования АР следует обращать себе на пользу. Каждая попытка использования АР должна приносить инициатору больше головной боли, чем пользы. АР буксует тогда, когда его не признают в качестве законного метода ведения кампании, ставят под сомнение. Напротив, буйным цветом АР начинает цвести, когда про него молчат. Когда по поводу его использования формируется молчаливое согласие. Не по этой ли причине чаще всего АР применяется в национальных субъектах РФ? Взгляните на данные по явке, и вам все станет понятно. Слава Богу, что здравый смысл не допускает избиркомам принимать результаты выборов с явкой, превышающей 100%!

К сожалению, провозглашение принципов демократии недостаточно, чтобы остановить действие АР. Тенденции последних лет таковы, что у российской власти – госчиновников, избиркомов, прокуратуры, судов - упоминание слова демократии и любых производных вызывает стойкую аллергическую реакцию. Поэтому для борьбы с АР требуется известная доля хитрости. Крики о произволе АР на каждом углу, конечно, будут услышаны, но должного результата не принесут. В результате крикуна, скорее всего, запишут во враги молодой российской государственности. Задача того, кто выбрал тактику борьбы, состоит не в том, чтобы проинформировать всех и вся про нарушения закона, а в том, что сделать своего оппонента – врагом государства. Врагом, который, используя АР, убивает становление демократии в России. Ибо остановить желание использовать АР может только страх. Страх перед теми, кто принимает решения свыше. Бояться должны не вы, а те, кто решил проиграться в АР.

Второе, что предстоит сделать - оценить эффективность АР конкурентов. Очень часто АР мифологизируется, раздувается его эффективность, а когда дело доходит до использования, от него остается один лишь пшик. При этом любители его использовать, часто считающие АР панацеей от всех бед, склонны преувеличивать свои возможности и частенько успокаивать самих себя. Ведь помимо прочего наличие АР напрямую связано с планируемыми финансовыми затратами: если есть АР зачем тратить деньги? Чем больше ваши конкуренты будут убеждать себя в непобедимости их АР, тем лучше для вас.

Как оценить эффективность АР конкурентов? Существует ряд контрольных точек, на которые стоит обратить самое пристальное внимание: использование АР на прошлых выборах, прямые выходы на избиркомы, уровень связей в региональной и муниципальной власти и их текущее состояние, заинтересованность властных структур в ваших конкурентах, контакты в федеральных партиях и федеральных органах власти, лояльность, политическая устойчивость и организованность самых низких уровней районной и городской власти.

Кроме этого, важно оценить и самого конкурента: старый депутат (мэр) или новый, популярный или нет, работал прошлый срок или только делал вид. За нового кандидата или за того, кто просиживал весь свой срок штаны, никто рвать когти не станет. И, наоборот: опытному, деятельному и полезному во власти человеку будет оказана всесторонняя помощь. Наконец, у АР есть ограничения в эффективности. Нулевой в электоральном плане противник, с приличным антирейтингом, который понимает, что на одной агитации ему не выбраться, постарается использовать АР по полной программе. В первую очередь на доэлекторальном этапе. Использование АР против конкурента, который сумет пробиться сквозь административный пресс на начальном этапе и зарегистрироваться, в период агитации многого уже не даст. Напротив, уверенный в себе противник не станет ставить палки в колеса на этапе регистрации, считая это проявлением слабости и страха перед конкурентом, а примется мешать из-за всех сил во время агитации, стараясь максимально снизить ее эффективность. В этом случае нужно быть готовым к каждодневной войне за любую возможность агитировать избирателей.

Теперь о конкретике. Ниже будут указаны технологии использования АР, основные методы и пути противодействия АР: методы борьбы и способы проявления хитрости.

1. Зачистка электорального поля

Лучшая победа – выигрыш без кровопролития, победа до старта избирательной кампании. Любой кандидат, любая партия имеет возможность одержать победу еще до начала кампании, на доэлекторальной стадии. Существуют специальные тактики «захвата» округа, целью которых является убедить потенциальных конкурентов выдвигаться по другим округам. Или отказаться от участия в выборах вообще, если выборы партийные. В том числе захват осуществляется и с помощью средств АР, таких как:

· перекрытие финансовых потоков;

· организация раскола внутри партии или избирательного блока;

· разжигание конфронтации между потенциальными участниками политических коалиций;

· лишение поддержки кандидатов со стороны общественных организаций, предприятий;

· использование механизмов партийной бюрократии;

· прямые предложения от властных структур и ее посредников отказаться участвовать в выборах;

· отказ в регистрации.

Методы противодействия:

Основной метод противодействия АР – формировать и использовать свой АР, т.к. невозможно собрать в одних руках все административные рычаги. Как говорили в советские времена, «партия у нас одна, а подъездов в ней много». Если Вы знаете, что против вас будет использован АР, вам ничего не остается, как потратить время и усилия на формирование своего АР. Иногда достаточно локального, точечного ресурса, который используется непродолжительное время. В любом случае поиск рычагов влияния на избиркомы, суды, муниципальные, региональные власти и т.д. в такой ситуации является обязательным в рамках подготовки к ведению кампании.

Главное, что нужно сделать – убедить тех, кто зачищает электоральное поле, отказаться работать против вас. Ни в коем случае нельзя идти на конфронтацию, противопоставлять себя власти. Такое поведение для власти – как красная тряпка для быка. Опыт показывает, что именно подобное поведение часто становится основным стимулом для снятия неугодного кандидата.

Вместо этого лучше поискать аргументы для того, чтобы перевести округ из категории «зачищенных» в категорию «конкурентных». Не секрет, что основная задача региональных властей на выборах по одномандатным округам – «разрулить» в них ситуацию, расставить своих кандидатов таким образом, чтобы сформировать в парламенте фракцию управляемого большинства. Схожая ситуация и по партийным спискам: на основе социологических прогнозов подсчитываются проценты, высчитываются мандаты, оценивается необходимость административного влияния на ситуацию. Несколько отличается сценарий селекции кандидатов на мэрских выборах: она занимает больше времени и усилий. Но в целом все опять же определяет лояльность.

Готовьте самые разнообразные аргументы: от обстоятельств, дискредитирующих лояльность к власти вашего конкурента, до перспектив экономического сотрудничества с вами. Например, власти может понадобиться сделать вашего конкурента более лояльным и управляемым. Выборная ситуация как нельзя более подходит для выполнения такой задачи. Вас запускают в округ для устрашения конкурента, и смотрят на реакцию. Затем найдутся и другие аргументы, но для захода в округ этого окажется достаточно. Ищите, просчитывайте варианты, ибо власть их тоже считает. Это то, что отличает процесс принятия решений во власти: никогда не бывает единого сценария развития событий, всегда рассматриваются альтернативы.

Партийным структурам приходится применять более затратные по времени стратегии, чтобы войти в пул допущенных к участию в выборах. Основная задача – укрепление репутации как прогнозируемого, конструктивного партнера власти. «Патриоты России», «Гражданская сила» и «Справедливая Россия» - идеально подходят под выведенную формулировку. Надо добавить еще одно: эти партнеры обходятся не слишком дорого. «Единая Россия» сейчас в состоянии найти взаимопонимание и с коммунистами, и с ЛДПР, но цена вопроса здесь совсем иная. СПС, кстати, несмотря на их правый уклон, также играли отведенную им в начинающемся думском концерте роль, забирая дисциплинированный электорат пенсионеров и интеллигентов-бюджетников у конкурентов «Единой России».

У СПС было чему поучиться оппозиционерам в плане нейтрализации применения АР. Достаточно вспомнить тактику «выпрыгивания из-за угла», примененную в Пермском крае на декабрьских выборах в Законодательное Собрание. Мощный старт Российской партии пенсионеров настолько увлек «Единую Россию», что в пылу борьбы с РПП, СПС попросту проглядели. СПС не стала делать ставку на ранний старт и позиционировать себя чуть ли не конкурентом партии власти, как сделала РПП. Относительно поздний старт и неагрессивное ведение кампании дали ей приличный процент на заключительном этапе ведения кампании, когда принимают решение неопределившиеся избиратели. Тот самый процент, которого в итоге недосчиталась РПП.

Наконец, помимо лояльности существует еще одна партийная стратегия, минимизирующая воздействие АР. Когда партия появляется на выборах внезапно, не анонсируя предварительно своих политических амбиций, она сокращает временной интервал, на протяжении которого нее можно «прессовать» с помощью АР. По крайней мере, часть проблем на доэлекторальном этапе она тем самым снимает. Так нередко поступают популярные региональные политики, имена которых вызывают аллергию у власти: незадолго до выборов они вступают в нераскрученную партию и за время избирательной кампании поднимают ее рейтинг за счет личного рейтинга. Когда рейтинг у политика действительно приличный, устойчивый и конвертируемый, преодолеть региональный процентный барьер для такой партии не составит особого труда.

2. Фальсификация результатов выборов избирательными комиссиями

Довольно часто под АР имеют в виду именно работу с избирательными комиссиями. В узком смысле АР – это фальсификация итогов голосования. Самый опасный, самый коварный метод. Можно провести хорошую выигрышную кампанию, но не уследить за избиркомами и в итоге остаться у разбитого корыта. Работа с комиссиями ведется с самого первого дня кампании и постоянно держится на контроле. Потому что в противном случае вы рискуете столкнуться с одним из следующих проявлений АР:

· Вбросы на избирательных участках и выездном голосовании;

· Манипуляции со списками избирателей;

· Подделка протоколов об итогах голосования;

· Порча бюллетеней;

· Создание препятствий контроля за ходом голосования: недопущение наблюдателей на избирательные участки и их выдворение на разных этапах дня голосования, выключение света в помещении комиссий, отказ в возможности контролировать выездное голосование и т.д.

Способов вмешаться в кампанию и повлиять на ее результаты у избиркомов – великое множество. И постоянно возникает что-то новенькое. Например, на выборах в Верховную Раду Украины в марте 2006 года Центризбирком намеревался вести списки избирателей исключительно на государственном языке – украинском. Понятно, что для жителей восточной Украины подобное нововведение доставило бы немало неудобств. К счастью, этого не произошло, однако нервов русскоязычным избирателям потрепало немало, а кого-то даже заставило отказаться от похода на выборы. Вместо этого на участках в восточной части страны наблюдалась другая картина: огромные толпы избирателей, которые стоят часовые очереди для получения бюллетеней. А все потому, что в один день проводилось голосование в Верховную, областные и городские Рады, а кое-где еще и голосование за мэра. Для выдачи 3-4 бюллетеней, включая поиск фамилий в 3 списках, заполнение паспортных данных и проставление подписей, уходило немало времени. А количество избирательных участков в восточной части страны накануне выборов было сокращено, в результате чего количество избирателей на одном участке увеличилось. В общем, днем на участках были очереди, и многие избиратели уходили, так и не проголосовав.

Поэтому у Вас два варианта: либо дать волю изобретательности сотрудникам избиркома, либо с самого первого дня кампании доказывать им бесперспективность разного рода махинаций. Куда легче заранее убедить комиссию в том, что вас вокруг пальца не проведешь, чем потом ловить ее членов за руку. Желательно, чтобы в том или ином виде общение представителей штаба с комиссиями происходило каждый день. Напомню, что в соответствии с п. 20 ст. 19 федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» кандидаты и партии получают право назначить члена избирательной комиссии, принимающей решение о регистрации, с момента подачи документов кандидата или партии на регистрацию. Этим правом, предоставляемым законом, стоит воспользоваться безотлагательно.

Общение, разумеется, должно быть квалифицированным, для чего нужен грамотный специалист. Хороший юрист пригодиться на любой кампании. Ну а если у вас есть информация о том, что в комиссиях что-то не так, что-то готовится, без него точно не обойтись. Чтобы не получилось ситуации, когда ваш представитель приходит в избирательную комиссию с просьбой предоставить информацию о количестве избирателей, зарегистрированных на избирательных участках, ему в ответ говорят, что эта информация закрыта, и он возвращается в штаб не солоно хлебавши.

При этом важно не перегнуть палку. Комиссию стоит нагружать работой, но нельзя перегружать. Ее членам платят отнюдь не заоблачную зарплату. Их работа – скорее общественная нагрузка, нежели способ заработка. Будете грузить их работой – готовьтесь к тому, что чисто по-человечески настроите комиссию против себя, и вам начнут по всяким мелочам вставлять палки в колеса. Конечно, на случаи, когда комиссия и так настроена против вас, а перспективы наладить нормальные взаимоотношения отсутствуют, данный пункт не распространяется – нагружайте комиссию так, чтобы ее сотрудники не разгибали головы от работы. Тогда времени на подготовку фальсификаций у них останется гораздо меньше.

Основные усилия по предотвращению такого специфического использования АР как фальсификация результатов голосования приходятся на сам день голосования. Еще раз повторимся: самый лучший способ предотвратить такие махинации – убедить членов избиркомов отказаться от попыток фальсификаций. Это легче, чем ловить нарушителей за руку на избирательных участках. Интенсивная работа юриста в течение всей кампании подготовит их к правильному решению. Но не заставит его сделать. Ибо окончательное принятие решений и выбор схем фальсификаций производится на последней неделе.

Задача последней недели заключается одновременно в подготовке к максимальному противодействию нарушениям и информированию избиркомов о том, что любое малейшее нарушение не только будет жестким образом пресечено, но и аукнется конкретным членам избиркомов. Причем аукнется вполне конкретным образом: от признания их некомпетентности и снятия с занимаемой должности до возбуждения уголовных дел.

Часто приходится сталкиваться в избирательных кампаниях со шпиономанией в отношении подготовки наблюдателей. Кандидаты стремятся максимально закрыть информацию, которая выдается наблюдателям на учебах, чтобы не случилось утечек. Дескать, зная о том, какие средства контроля мы намерены использовать, наши конкуренты будут использовать методы фальсификации, не попадающие под систему контроля. Это абсолютное заблуждение. Во-первых, основные методы фальсификации давным-давно известны, так же как и методы контроля и их предотвращения. Существуют основные контрольные точки: бюллетени, урны, списки, выездные урны, подсчет голосов, протоколы. Когда они взяты под контроль, возможности для вбросов сокращаются до минимума. Во-вторых, чем больше информации дойдет до избиркомов о квалифицированной подготовке наблюдателей, тем меньше иллюзий у их членов останется по поводу возможности творить на участках все, что им вздумается. Тот, кто захочет узнать, как готовят наблюдателей, обязательно узнает. А вот ознакомление с подробной инструкцией действий наблюдателя на участке иногда открывает членам избиркомов глаза на реальность.

В случаях, вызывающих особую тревогу, не лишним будет прибегнуть и к крайним мерам. В Башкортостане конкурент Муртазы Рахимова на президентских выборах 2003 года в своей агитпродукции информировал административный аппарат о существующих статьях УК РФ и мерах ответственности за фальсификацию выборов. На выборах меньшего масштаба председателям и секретарям участковых комиссий на дом разносились письма, в которых общественные организации персонально предупреждали их об УК и информировали об обеспокоенности ситуацией на конкретном участке. Надо ли говорить, что такие письма накануне дня голосования производили на членов избиркомов очень сильное впечатление. А звонки на домашний телефон и подавно.

Впечатление можно усиливать и другими способами. Например, с помощью привлечения СМИ. Присутствие СМИ означает не только честность и прозрачность проведения выборов, чем уже в наши дни никого не напугаешь, но и привлечение внимания компетентных органов. Прокуратура по определению обязана заниматься всеми правонарушениями, ставшими достоянием общественности. К тому же ей можно напомнить об этом. А в случае привлечения СМИ в деятельности прокуратуры уже нет того «заказного» налета, который присутствует при прямом обращении кандидата. Впрочем, если есть ресурс, то привлекать прокуратуру и другие силовые структуры можно и без СМИ. Посещение милиционером в день голосования избирательного участка и беседа с председателем избиркома произведет на последнего не менее глубокое впечатление, чем письмо накануне, тем более, если в нем данный визит будет анонсирован. И, кстати, совсем не обязательно, чтобы милиционер был действующим: для произведения впечатления вполне достаточно, чтобы на нем была форма. Работа привлекаемых милиционеров может ограничиться простым посещением участка и беседой с председателем, но в случае необходимости следует задействовать и другие, более интенсивные формы участия, вплоть до назначения их членами участковых избиркомов с правом совещательного голоса.

Есть еще один способ противодействия АР. Самый лучший и самый эффективный. Фальсификации на выборах дают не больше 5-7% голосов, только если выборы не проводятся в какой-нибудь национальной республике. На финише запас прочности в 10-15% даст кандидату уверенность в том, что вбросы и другие махинации уже ничем не помогут. Только нужно быть твердо уверенным в том, что эти проценты у кандидата имеются.

3. Юридическое давление на кандидата

Вместо того чтобы заниматься фальсификациями, попадающими под действие УК РФ, часто стараются не доводить процесс до голосования и избавиться от конкурента в ходе избирательной кампании. Конкурента можно либо не зарегистрировать, либо снять с выборов. Вообще, провести избирательную кампанию, строго придерживаясь рамок закона, довольно сложно. Вот вам и еще один повод для избиркомов проявить чудеса изобретательности.

Самое простое – отказать кандидату или партии в регистрации. Поводом чаще всего становятся ошибки в заполнении документов. Забыл указать про гараж или 10 акций, затерявшихся на дне сейфа, неправильно заполнил название ВУЗа, название специальности – пиши пропало. «Мастера» из избирательных комиссий за такое снимают на раз-два. В Башкирии, например, кандидатам отказывали в регистрации из-за неправильно указанного падежа места рождения. А название белорусской деревушки было такое, что даже доктора филологии разобраться толком не могли, как же склоняются эти забытые Богом селенья. Или вспомните историю с бывшим генеральным прокурором Юрием Скуратовым, которого сняли с выборов в Госдуму только за то, что он не указал своей научной должности – профессор. В регистрации партий – все еще сложнее и запутаннее, а законность проведения всех формальных партийных процедур, необходимых для выдвижения партии на выборы, оспорить еще легче.

Другой вариант – проверка оснований для регистрации: внесения избирательного залога или сбора подписей. Чаще всего попадаются на подписях, сбор которых регламентирован до малейших мелочей. Любые помарки, сбор подписей на предприятии, отсутствие полного названия субъекта федерации в графе «Место проживания», несамостоятельное заполнение данных и еще сотня других причин может стать основанием для отказа в регистрации. Поэтому кандидатам, которые изначально находятся под пристальным вниманием оппонентов и комиссий, строго рекомендуется регистрироваться по залогу, пусть даже они лишаются такого прекрасного повода для общения с избирателями сбор подписей.

Снять кандидата по новому законодательству гораздо сложнее, чем отказать ему в регистрации, поскольку такими полномочиями обладают только суды (п. 7, 8 ст. 76 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав…»). Работу с судами мы обсудим ниже. Основное, что следует помнить, так это то, что без крайней надобности снять кандидата весьма и весьма непросто. Кандидата, вызывающего стойкую аллергию у власти, снимут без всяких раздумий. А вот прежде чем снимать кандидата, который ничем таким зарекомендовать себя не успел, и в отношении которого у власти не сложилось однозначной позиции, судьи 10 раз подумают. Личных ресурсов конкурента может оказаться недостаточно. Бояться судов не следует, но если существуют опасения, то лучше придерживаться следующих рекомендация во время ведения кампании: не завышать тиражи агитационной продукции, отказаться от рискованных способов подкупа и внимательно следить за всеми финансовыми расходами из избирательного фонда.

Наконец, когда шансы на снятие отсутствуют, готовьтесь к тому, что вас начнут душить жалобами. И это будет очень болезненно для кандидата. К счастью, пока от жалоб никто не умирал. Иногда на выборах приглашают специальных юристов-жалобщиков, ставя им конкретную задачу: по 3 жалобы на конкурента в неделю. Жалобы пишутся о чем угодно, начиная от наклеенных в неустановленном месте листовок и до неоплаченного из избирательного фонда, а значит незаконного, использования личного автотранспорта. Цель преследуется одна и очень понятная – завалить штаб конкурента работой по реагированию на эти жалобы, оказать психологическое воздействие на кандидата и его окружение (а оно ему еще как поддается, дай только повод!). Чем больше штаб станет заниматься жалобами, тем меньше будет агитировать. Что и требуется конкурентам.

Рецепт борьбы с жалобами прост до банальности: про них никто не должен знать, кроме представителя кандидата в комиссии. Лучший способ избежать паники в штабе – ограничить штабу доступ в информации. Потому что ничего хорошего из его осведомленности не выйдет. Коллективный разум в таких случаях – враг эффективный работы, который только и может, что по любому поводу впадать в истерику. Пусть юрист, он же представитель кандидата в комиссии, отвечает на поступающие жалобы самостоятельно. Не надо посвящать кандидата в способы защиты, с него достаточно подписи под официальными опровержениями. В партийных выборах, контролировать ситуацию сложнее, но и здесь лучше все оптимизировать, ограничив круг партийцев, имеющих доступ к информации о рассматриваемых в комиссии жалобах.

Но если уж вас начали одолевать жалобами, то не следует оставаться в стороне от этого процесса. Во-первых, пусть количество жалоб, рассматриваемых комиссией, будет одинаково с обеих сторон. Количественный паритет охладит пылкие головы в штабе конкурента и избирательной комиссии. Во-вторых, пусть ваши жалобы будут более содержательными и доказательными, более злыми. Ищите такие поводы, положительным решением для которых было бы не вынесение предупреждения, а снятие. Например, попробуйте поймать за руку и доказать подкуп. Поставьте себе цель: сделать все для снятия конкурента. Если АР на стороне конкурента, реально снять его не получится. И это надо прекрасно понимать, не строя никаких иллюзий. Но осознание сермяжной правды, что только наличие связей спасает его от снятия, хорошего настроения вашему конкуренту не добавит. Но вы ведь и не хотите, чтобы ему хорошо спалось по ночам?

Правда, прежде чем приступать к игре в жалобы, лучше сперва оценить свои юридические ресурсы. Не всегда в штабе присутствует юрист, способный грамотно и по всем фронтам вести юридическую войну. Если такого юриста нет, то самому войну лучше не начинать. После первой же жалобы, на вас обрушится ответный шквал, ибо ваш жест обязательно будет расценен как вызов штабу конкурента. Избиркомы тоже не всегда в восторге от того, чтобы жалобы сыпятся им на голову, словно январский снег. И они будут собираться на заседания всего раз в неделю, рассматривая одну жалобу целый месяц. Кстати, на Украине вообще не принято жаловаться на конкурентов: подобное поведение расценивается чуть ли не как признак дурного политического тона.

Одним словом, жалобы – это не смертельно. Другое дело - возможность отказа в регистрации или попытка отменить регистрацию по ходу избирательной кампании. Здесь потребуется целый комплекс мер.

Прежде всего, без контр-АР не обойтись. При твердом намерении власти снять кандидата или партию с выборов, помешать ей способна только вышестоящая власть. Но она сама по себе делать ничего не будет и придется приложить немало усилий, чтобы включить все требуемые механизмы.

 

И, во-вторых, необходимо готовиться к такому сценарию развития событий, когда некоторое время придется вести кампанию без регистрации. То есть думать заранее, как вести кампанию в промежутке между принятием решения о снятии с регистрации и восстановлением на выборах. Такие ситуации складываются, с одной стороны, при явном оппозиционном действующей власти настрое кандидата или партии и, с другой, при их поддержке со стороны федеральных структур. Снятие партии или кандидата, а затем и их восстановление, следует использовать как медиаповоды, противопоставляя себя кандидату или партии власти и собирая протестный электорат. Любое использование АР при таком сценарии оппоненту власти только на руку. Более того, он будет под микроскопом искать присутствие АР на выборах, а при его отсутствии придумывать его, дабы поддерживать интригу в кампании, заставляя события развиваться по выгодному для себя сценарию. Это и повод для власти задуматься, всегда ли уместно использовать имеющиеся в распоряжении административные возможности. Ведь политика, а тем более выборы, такая сфера, где сила в любой момент может обернуться против того, кто ее использует.

4. Использование силовых структур и судебной системы

С этим нельзя смириться, тем более привыкнуть. Но нужно быть готовым, особенно если выборы проходят в национальных республиках, и когда война идет не на жизнь, а на смерть. Или когда у кандидата имеются проблемы с правоохранительными органами, если он привлекался к ответственности, имел прямое или косвенное отношение к группам, имеющих репутацию криминальных, либо же, напротив, работал в органах. В то же время такие методы говорят о слабости оппонентов, ибо они готовы реализовывать в кампании самые рискованные стратегии, используя один из следующих методов:

· Снятие кандидата путем воздействия на суд;

· Провокации органов внутренних дел против сотрудников штабов;

· Нанесение визитов в штабы с целью деморализации;

· Противодействие работе в территориях;

· Возбуждение уголовных дел и арест кандидата.

В силу специфического характера такого АР, решать проблемы тоже приходится особым образом. Готовых рецептов на эти случаи не существуют. Но есть набор правил, выполнение которых позволит предотвратить или даже решить возникающие проблемы.

Во-первых, когда становится ясно, что использование силового АР на протяжении кампании неизбежно, к работе в штабе подключаются собственные службы безопасности, в том числе бывшие сотрудники этих самых структур. И тогда вы испробуете на себе все «прелести» их методов работы. Ждите прослушки собственных телефонов, глушения сотовой связи на время заседаний штабов, введения пропускной системы и много чего еще. Это, конечно, будет действовать на нервы, но лучше уж так, чем въехать в забор. Выполнение их необязательных, но важных советов, поможет в трудной ситуации. Например, не оставлять верхнюю одежду в гардеробах ресторанов, чтобы на выходе у вас не изъяли с понятыми оружие или наркотики. Или включать погромче телевизор в гостинице во время обсуждения кампании. Одним словом, игра «в разведчиков» вам обеспечена по полной программе.

Во-вторых, все освещать в СМИ. Население в России милицию, откровенно говоря, недолюбливает и часто поддерживает тех, против кого она работает. А в регионах с усиленным режимом безопасности тем более. В Башкортостане, например, еще пару лет назад милицейский произвол назывался жителями республике одной из главных проблем. При систематическом использовании милиции на выборах, такой беспредел легко обернуть против его организаторов.

В-третьих, организовать службу дежурных адвокатов. Речь идет о ситуации, когда милиция противодействует работе в территориях обширных по своему разбросу – субъекте федерации или большом территориальном кусте. Пусть у вас всегда наготове будут до десятка экипажей, в которых находятся адвокаты и сотрудники, способные оказать силовую поддержку. Разумеется, их документы должны содержаться в идеальном порядке, а сами они грамотным образом легендированы. Серьезные корочки сослужат им хорошую службу. Регулярное оперативное реагирование на инциденты поубавит пыла у рядового и младшего офицерского состава «прессовать» ваш штаб. Ибо любой беспредел, взятый под карандаш, может привести к служебному расследованию, чего сотрудники органов боятся как чумы.

В-четвертых, использование силовых методов, таких, например, как давление на сотрудников штабов с помощью милиции, на 100% неэтично. Такие действия конкурентов развязывают Вам руки на любые ответные меры по деморализации и дестабилизации работы штаба противника. Но отвечать силой на силу - слишком примитивно. Подключите мозги и придумывайте, какими средствами лучше деморализовать сотрудников штаба конкурентов. Самое примитивное, что встречалось на практике – перегрузка штабных телефонов с помощью объявлений, скажем, о дешевой тушенке. В других ситуациях, где в штабе работали в основном женщины, их сводили с ума разного рода мистификациями. Кто-то тупо нанимает 10-15 человек с автомобилями, которые неотступно преследуют штабных работников конкурентов, нервируя своим присутствием. При желании придумать можно многое.

Однако и здесь есть пределы противодействия АР. Так, против арестов мер пока не найдено. Поэтому будьте аккуратны и бдительны. При возникновении реальной угрозы ареста сотрудников и, тем более, кандидата, лучше сделать ставку на безопасность. Как показывает пример некогда одного из богатейших людей в стране, вести избирательную кампанию из мест не столь отдаленных в России не реально.

5. Использование системы местного самоуправления.

Местное самоуправление принимает в выборах самое активное, действенное участие. Причем в выборах любого уровня. В выборах федерального уровня они выполняет задачи, поставленные властями субъектов федерации. В выборах регионального уровня - по той причине, что от взаимодействия с народными избранниками зависит решение бюджетных вопросов. В муниципалитетах и районах уже давно свыклись с мыслью, что на период предвыборных баталий администрации превращаются в филиалы штабов партий и кандидатов. Работа на выборах в качестве структурного звена и управляющей силы АР превратилось в один из обязательных профессиональных навыков муниципальных чиновников. Слишком хорошо известны факты, когда их снимали за плохие результаты. Муниципалитеты – самое низовой звено АР, от которого зависит эффективность его использования. Использования в первую очередь в проведении агитации. Потому что в распоряжении администраций весьма обширный арсенал средств, в том числе и наиболее известные:

· Агитация и прямая мобилизация разного рода коллективов: бюджетных организации, советов ветеранов, общественных организаций, предприятий;

· Создание помех и трудностей для конкурентов: отказ в предоставлении мест для проведения встреч (школы, больницы, ДК, предприятия), отказ в предоставлении площадей в СМИ и рекламных площадей (биллборды, растяжки, расклейка в организациях, транспорте и магазинах);

· Использование мероприятий, проводимых под эгидой администраций для агитации в пользу партий или кандидатов;

· Использование авторитета руководителей администраций для поддержки кандидатов и партий, привлечение лидеров общественного мнения для агитации в пользу.

Те, кто «продают» вам такой АР, в один голос твердят: вам очень сильно повезло, что мы будем заниматься вашей кампанией, у нас здесь все схвачено, так что вы уже практически выиграли. После таких песен возникает большой соблазн отдаться на милость местных чиновников. Но это стало бы роковой ошибкой для кампании.

Потому что местный АР - самый сложный для управления ресурс. Управлять нижестоящими организациями в бюрократической системе весьма непросто. Местное самоуправление учится приспосабливаться к сложившейся политической системе, а именно к начальству, мимикрирует, обеспечивая себе безбедное и в меру расслабленное существование. То есть чиновники часто работать на «отвалите», ведь никто никаких гонораров им не платит. Эффективность местного АР на выборах далеко не всегда бывает высокой.

Во-первых, бюрократические системы тяжелы на подъем, особенно во время избирательных кампаний. Никто не станет работать в режиме выполнения сверхзадач сегодня и сейчас. Мало кто возьмется работать после окончания рабочего дня, только если серьезно не заинтересован. Кроме того, внутри каждой системы существуют свои взаимоотношения и ритуалы, упрощать которые ради победы какого-то кандидата никто не будет. Надо понимать, что непосредственно с кандидатом общаются только первые лица, они и получают дивиденды от выигрыша, если таковые и предвидятся. Остальные – просто выполняют распоряжения.

Во-вторых, часто указания сверху спускаются на тормозах. Или имитируется кипучая деятельность. Второе вытекает из первого: выполнять распоряжения надо, но при этом не слишком переусердствовать. Типичный пример: глава сельского района дает распоряжение своему заму выйти на авторитетных глав сельских поселений, чтобы те поддержали кандидата. Зам берет под козырек, а потом обнаруживается, что кандидату это и не очень нужно, что главам нужно что-то дать за поддержку и т.д. Никто вам не откажет, если вы придете в дружественную администрацию и попросите ее о чем-либо. Вам ответят: «Конечно, конечно!». Но толк из таких обещаний выходит далеко не всегда.

В-третьих, может быть, работники администраций и хотели бы помочь, но не всегда им хватает знаний, умений и опыта. Если у них отстроено какое-то направление, например, школы или ЖЭКи, то они устроят работу по данным направлениям. Но если потребуется что-то большее, скажем, закрыть все предприятия для конкурента, а с предприятиями взаимопонимание складывается не на 100%, то местные чиновники с задачей, скорее всего, не справятся. Обиднее всего бывает, когда вам дают этот ресурс, а он в самый ответственный момент дает сбой: например, не способен заставить милицию остановить подкуп избирателей в день голосования.

В-четвертых, в любой бюрократической структуре существуют свои внутренние противоречия. Петрову выгодно поддерживать кандидата А, а Васечкину – кандидата Б. Вот они и тянут одеяло друг на друга. А если Петров к тому же является начальником Васечкина - будьте готовы к самому настоящему шоу. Васечкин расшибется в лепешку, лишь бы насолить Петрову, а Петров, зная, что кандидат А в свое время прилично насолил Васечкину, возьмется из принципа заставлять его поддерживать своего кандидата. В любой бюрократической системе наблюдаются подобные противоречия. Называясь системой сдержек и противовесов, они составляют ее основу. Остается лишь одно: надеяться, что Вы не попадете между двух огней.

Пятое, но не последнее. Иногда лучше работать без поддержки местных чиновников. Дело в том, что местные власти не всегда пользуются авторитетом. Случается, их ненавидят лютой ненавистью. Поэтому любое их слово будет восприниматься населением с точностью до наоборот. А молчать они не смогут, потому что им нужно внести свой «вклад» в победу, зарекомендовав себя хозяевами ситуациями. Особо опасно пользоваться их поддержкой, когда кандидат новый, и он заходит на территорию. Ему наверху говорят: вот тебе ресурс, пользуйся. И кандидат без задней мысли первым делом идет в администрацию. В начале все идет хорошо, но по ходу дела этот ресурс вместо реальной помощи начинает проявлять самостоятельность, посещать встречи кандидата, выступать на них, всеми возможными способами показывая свое участие в процессе. Если к тому же округ сельский - все, ставьте крест на кандидате.

Чтобы не получить вместо АР троянского коня, прежде всего, вам предстоит оценить ту административную структуру, помощью которой предлагают воспользоваться. Бывают структуры эффективные и к тому же пользующиеся заслуженным авторитетом у населения. А бывают и с точностью до наоборот. От оценки эффективности зависит тактика и интенсивность взаимодействия.

Для региональной власти оптимальным вариантом было бы поставить задачу по набору процентов, а потом спросить за ее выполнение. Однако муниципалитеты не всегда готовы работать в таком режиме. Вам все равно придется вмешиваться в управление процессом, а это чревато существенными транзакционными издержками.

Как видно из описания функционирования АР на местном уровне, внутри самих бюрократических организаций проблем хватает и без внешнего вмешательства. Иногда, делать вообще ничего не приходиться, потому что ресурс оказывается неэффективным. Также как и в случае с кандидатом, которому предлагают воспользоваться поддержкой администраций на местах, для начала нужно оценить ее эффективность. Способна ли она реально помочь конкуренту? Сможет ли администрация помешать вам? Насколько этот АР критичен для ситуации? От противодействия в период агитации на выборах еще никто не умирал. Ведь иногда конкурент самостоятельно способен навредить вам больше, чем с навязанной ему помощью из администрации.

Главный способ борьбы с АР на местном уровне – это деньги. Потому что администрация будет напрягать всех работать бесплатно. А выборы многими людьми в территориях воспринимаются как способ заработать. Не пускают в школы и советы ветеранов? Начните свое общение с ними с подарков. Запрещают расклеивать плакаты в транспорте? Занесите начальнику АТП небольшую сумму. Проблема с ДК? Решение то же самое. Для того чтобы перекупить местные элиты, зависимые от администрации, денег понадобиться не так уж много. Купить или даже нанять на работу 20-50 человек в районе стоит не так уж дорого по масштабам нынешних избирательных бюджетов. Тем более что можно убить одним выстрелом нескольких зайцев. Так, часто оказывается, что председателями участковых комиссий являются те самые директора школ и ДК, в помещении которых располагаются избирательные участки.

Самих работников администрации купить вряд ли получится. Но для них можно обозначить другие интересы. Например, втолковать им, что исход выборов неясен, поддерживаемый ими кандидат шансов имеет не так много, как он им набалтывает, а потому лучше, на всякий случай, соблюсти нейтралитет. Ведь в случае поражения первой, кому достанется по шапке, окажется администрация. Стимулов для бездействия найдется гораздо больше, чем для работы. Иногда администрация заинтересована в реализации на ее территории бизнес-проектов с ее участием. Когда таковые найдутся, она готова изменить свои политические пристрастия и работать даже против кандидата, указанного ей свыше.

Ну и не последнюю роль играет использование АР в глазах населения. Если АР применяются грубо, люди начнут возмущаться. Неважно даже, пользуется администрация авторитетом или нет. Бывали случаи, когда люди голосовали против навязываемого им кандидата исключительно в знак протеста. Тем более они проголосуют против, когда эта тема будет обращена против конкурента.

Вместо заключения

Мнение о том, что бороться с АР бесполезно, довольно распространено. Дескать, против лома нет приема. Но до сих пор, как бы ни возрастала его роль, этот пресловутый АР буксует. Причем он может начать буксовать в самый неподходящий для власти момент. Как, например, не сработал АР на выборах Президента Башкортостана в 2003 году. Или в этом году в Ставрополье. Пусть говорят, что исключения подтверждают правило. Пусть думают так, успокаивают и убеждают друг друга. Мы же не можем позволить себе быть столь уверенными и категоричными. Год от года правила игры на выборах меняются, и завтра победит тот, кто придумывает новые правила.

При перепечатке материалов ссылка на сайт www.depolit.ru обязательна